Жалуюсь в очередной раз на оказание медицинской помощи ненадлежащего качества, приведшей к гибели моего сына.

  

Президенту Российской Федерации
Путину Владимиру Владимировичу
От Каркимбаевой Елизаветы Васильевны

Уважаемый Владимир Владимирович!
Я, Каркимбаева Елизавета Васильевна, врач с 40-летним стажем работы, работаю врачом-эпидемиологом в КГБУЗ «Городская больница №2, г. Рубцовск», проживаю по адресу: ул. Громова, 32, кв. 53, г. Рубцовск, Алтайский край.
Жалуюсь в очередной раз на оказание медицинской помощи ненадлежащего качества моему сыну Каркимбаева Дмитрию Леонидовичу, врачу с 24-летним стажем работы, в ГБОУ ВПО ПСПБГМУ им. И.П. Павлова г. Санкт-Петербурга, приведшей к гибели моего сына.
Моя первая жалоба на сотрудников данной клиники зарегистрирована у Вас в Управлении Президента РФ по работе с обращениями граждан 24 мая 2016 г. За №26-14-56667371.
Поверив обещаниям и заверениям профессора этой клиники Афанасьева Б.В., «что все будет хорошо, все будет отлично, мы сделаем все возможное и невозможное», сын госпитализировался в эту клинику 9 ноября 2015 г. С диагнозом: пролиферативное заболевание.
Он был в хорошем состоянии и самочувствии, без осложнений со стороны внутренних органов, без сопутствующих заболеваний.
Я говорила ему: «Сынок, может, не поедешь», он отвечал: «Пока я чувствую себя нормально, и нет никаких осложнений, эту операцию нужно провести».
Сын не был умирающим и не собирался умирать. В клинике «помогли».
Перед поступлением в клинику был полностью обследован: лабораторные анализы, ЭКГ УЗИ внутренних органов, была дана оценка функции легких. Все было в пределах нормы.
18 ноября сыну была проведена первая трансплантация костного мозга, после предварительно проведенной интенсивной терапии сверхдозной химией, которая разрушила его костный мозг полностью и оказала свое вредоносное действие на все внутренние органы, кожу, все слизистые, волосяной покров.
Ротовая полость, язык – это сплошные болезненные, отечные язвы, обложенные густым серым налетом.
Пить воду, кушать он не мог. Волосы все выпали (брови, ресницы, голова и т.д.). Через 2 недели после трансплантации провели еще одну химию (так у них положено по стандарту).
Началась РТПХ кожного типа, кожа багрово-коричневого цвета (шея, грудь, живот, руки, ноги).
Донор у сына был немец.
Цена трансплантации – 18 тысяч евро и 2 тысячи евро за доставку трансплантата из Германии.
Затем началось отторжение трансплантата. Температура тела у сына 40,5ОС-41,5ОС около 2-х недель и не снижалась никакими медикаментами.
Лечащий врач Моисеев И.С. заявил мне, что сын должен умереть. Я была шокирована и убита этими словами. «Вы поднимайте сына на ноги» — возмутилась я. Это было 22 декабря 2015 года. Роста клеток от немца мы не дождались.
30 декабря, т.е. через 50 дней (свой костный мозг убит, клетки крови не вырабатываются) в конференц-зале профессор Афанасьев Б.В. заявил, что он сожалеет, но так бывает. Я здесь же предложила профессору пересадить стволовые клетки от отца, он был здесь же.
Отец и сын внешне похожи: коренастые, плотные, ширококостные мужчины, с одной группой крови.
На что профессор Афанасьев Б.В. заявил: «Вы возрастные и от вас пересадку делать не будем, а поищем другого донора».
Отец хоть и возрастной, но всегда находится в хорошей спортивной форме, ежедневно проходит до 20 км.
Но мое мнение – отец донор бесплатный, в нем нет заинтересованности. Прошел январь в отдыхе и праздниках – это еще 30 дней.
У болезни отдыхов нет.
Свой костный мозг умертвлен и каждый день у нас идет битва за то, что бы перелили сыну 120-150 мл крови и столько же тромбоцитов, сын этим и существует.
Но ответ один и тот же: «Кровь заказали, будет или нет, не знаем. Нет доноров, с кровью плохо». Прошу: «Перелейте кровь от отца, у них с сыном одна группа крови». Отвечают: «Взять кровь не можем, у отца нет Питерской прописки».
И это институт гематологии и трансплантации!
Нашли еще одного платного донора – поляка, высокого, худого, тонкокостного.
30 января, опять предварительно проведена высокодозная химия, затем перелили трансплантат.
К этому времени сын потерял 20 кг.
Прождали весь февраль, никаких результатов. Мольбы о крови и тромбах так же ежедневно продолжаются (гемоглобин у сына 45 гр/л и меньше, а если 49-50 гр/мл, то кровь не переливают, считают, что достаточно). Лечащий врач Моисеев И.С. грозится отправить сына в паллиативное отделение, мотивируя, что у сына было 2 трансплантации, которые не прижились, что строма в костях сына погибшая и не может задержать клетки. Я снова умоляю перелить от отца стволовые клетки.
Только 9 марта, после 4-х дневной стимуляции отца были перелиты сыну отцовские стволовые клетки (предварительно сына опять прохимичили, хотя клеток в пунктатах из кости не было).
На 19 день, как и положено, а это было 28 марта у сына появились клетки, это был 140 день, как сын в цитопении. Оказалось и строма у сына есть и для отцовских клеток подходит.
Просто доноров выбирали без учета этнических особенностей, врачей не смутила даже фамилия сына, которая говорит об этнических особенностях (сын мусульманин по крови и европейские доноры ему не подходят).
Когда клетки у сына стали расти, я спросила лечащего врача: «что же вы теперь скажите?» Он ответил: «Кто бы мог подумать».
Я заметила, что вы должны были думать, а не подбирать случайных доноров.
Пересадили бы стволовые клетки от отца к сыну в январе месяце, сын был бы жив.
— Неправильный подбор доноров (без учета этнических особенностей)/
— Затягивание сына в цитопении 5,5 месяцев.
— Пять высокодозных химиотерапий без учета состояние, самочувствия и веса пациента, без учета того, что в пунктатах из костей не было никаких клеток.
— Нелеченный интерстициальный пневмонит (осложнение на легкие после химии)
Сын длительное время жаловался на отдышку, кашель с обильной вязкой, тягучей, стекловидной мокротой, руками вытягивая эту вязкую слизь изо рта.
Лечащий врач Моисеев И.С. мало реагировал на жалобы пациента.
Это ли не ошибки со стороны лечащего врача Моисеева И.С.!
Сын скончался в реанимации от острой легочной недостаточности 26 апреля в 7 часов утра.
Уважаемый Владимир Владимирович!
В своем втором обращении к Вам, зарегистрированном у Вас за №А26-02-110-71838691 от 07.07.2016 г. Четко и ясно прослеживается моя боль, моя жалоба, что Территориальный орган Росздравнадзора по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области, не выявил нарушений оказания медицинской помощи и стандартов медицинской помощи моему сыну со стороны медицинского персонала этой клиники (кто бы сомневался!)
Как так получается, сын прилетел, умертвили и все в порядке вещей!
Комитет по здравоохранению г. Санкт-Петербурга сообщает мне в своем послании от 30.06.2016 г. За №01-1-29/14-6612, что «Комитет по здравоохранению не имеет полномочий в части проведения проверок в рамках ведомственного контроля качества и безопасности медицинской деятельности в отношении неподведомственных комитету медицинских организаций, в том числе ПСПБГМУ им И.П. Павлова.
Да, говорили мне сотрудники, что у них такая «крыша», что им никакие комиссии и проверки не страшны.
За моей перепиской наблюдают и живо интересуются все сотрудники нашей больницы, знакомые и пациенты моего сына! Неужели в нашем обществе нет справедливости?
Дорогой Владимир Владимирович!
У нас, в России только футболисты не умеют играть в футбол, а наши чиновники прекрасно справляются «отфутболивая», «перепинывая» и «пасуя» поступившие на рассмотрение жалобы, просьбы и т.д. от одного Ведомства другому, от одного управления к департаменту и т.д., благо у нас их много.
Уважаемый Владимир Владимирович!
Лично Вам, я желаю чутких, человечных, отзывчивых сотрудников в Вашем Управлении, на которых Вы могли бы положиться, не теряя своего лица, ведь такая трагедия, как у меня, в любой момент может коснуться любого человека.
Прошу рассмотреть мою жалобу (за каждое мое написанное слово я отвечаю головой) разобраться и наказать виновных в гибели моего сына.

С уважением, Каркимбаева Е.В.

658224, Алтайский край,
г. Рубцовск, ул. Громова, д. 32, кв. 53
______________ Каркимбаева Е.В.

.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *