Прошу оказать помощь и содействие в восстановлении справедливости

  

Уважаемый Владимир Владимирович!

Настоящим письмом сообщаю о злоупотреблении служебным положением и полномочиями в интересах юридического лица, искажении правосудия, фальсификации и подделки документов, подтасовке улик при рассмотрении гражданского дела № 2-5746/2016 по трудовому спору о восстановлении на работе в связи с увольнением по инициативе работодателя (ст. 71, 81 ТК РФ). Истец: Лазарев Аркадий Васильевич, Ответчик: ООО «РН-Шельф-Арктика» в Кунцевском районном суде города Москвы и апелляционной инстанции Московского городского суда, дело № 33-7739/2017.

Работая в качестве директора по поддержке бизнес процессов в совместном проекте «Доманик», организованном ПАО «НК «Роснефть» и норвежской компанией Statoil Russia AS, у меня возник трудовой спор, который был вызван моими требованиями к руководству иностранного партнера привести принадлежащее ему офисное помещение проекта в соответствие с требованиями по охране труда и пожарной безопасности, выделить бюджет на административные расходы и заключить договор со службой эксплуатации здания на техническое обслуживание офиса. Мои требования не были восприняты ни иностранным и ни российским руководством проекта, а мой отказ иностранному партнеру производить в их офисе самостоятельно и за свой счет какие-либо работы, не обусловленные моей должностной инструкцией и моим трудовым договором, а также мое заявление не обращаться с подобными просьбами ни ко мне, ни к моим подчиненным, привели к моему вынужденному незаконному увольнению и судебному разбирательству по этому поводу.

Обращаясь в суд за защитой своих прав и законных интересов, я исходил из того, что согласно Конституции РФ, права и свободы человека являются высшей ценностью, они первичны по отношению к корпоративным интересам, их судебная защита гарантируется государством, что все равны перед законом и судом и у меня есть право на справедливое, непредвзятое судебное разбирательство, однако этого не произошло и оказалось, что некоторые перед законом и судом «равнее» или «Роснефти» закон не писан.
Кунцевский районный суд г. Москвы, рассмотрев мое дело и апелляционная инстанция Московского городского суда необоснованно отказали мне в моих исковых требованиях несмотря на очевидные нарушения материального и процессуального права.

Был нарушен порядок увольнения и мое право на отзыв заявления об увольнении.

В связи с тем, что я отказался выполнять обязанности разнорабочего и производить ремонт кухонных насосов, унитазов и другого офисного оборудования, я был вызван в Управление безопасности ПАО «НК «Роснефть», где под угрозой быть уволенным по негативным основаниям был вынужден 01.07.2016 г. написать заявление об увольнении по собственному желанию с 01.07.2016 г., при этом мне было сказано, что на мое место уже приглашен другой работник и у меня нет права на отзыв заявления. Поскольку документы на мое увольнение в этот день не были подготовлены, то кем-то из работников Главного управления кадров дата в моем заявлении была исправлена с 01.07.2016 г. на 04.07.2016 г. в связи с чем я подал Обращение к Главному исполнительному директору, Председателю Правления, Заместителю Председателя Совета директоров ПАО «НК «Роснефть» Сечину И.И. с просьбой провести внутреннее расследование и определить кто это сделал, но ответа пока не получил.

С 04.07.2016 г. по 06.07.2016 г. я находился на больничном и утром 04.07.2016 г. когда я узнал об издании приказа об увольнении, то я надлежащим образом, Почтой России и курьерской службой в 17 ч. 50 мин. и в 18 ч. 00 мин. соответственно, направил отзыв своего заявления об увольнении, что судами было воспринято как злоупотребление правом с моей стороны т. к. оказывается, по их мнению, я нарушил некие правила ведения электронного документооборота и почему-то просто обязан был направить отзыв именно по электронной почте, несмотря на то, что работодатель вообще не имеет адреса корпоративной электронной почты, а в моем трудовом договоре указан только почтовый адрес работодателя. Никаким оборудованием для отправки электронных сообщений работодатель меня не обеспечивал, правила ведения электронного документооборота, в качестве доказательства моего злоупотребления правом, суду предоставлены не были, и я с ними ознакомлен не был, и даже если они существуют, то не могут действовать во время моей временной нетрудоспособности.

Суды, вопреки ст. 14 ТК РФ в которой определено течение сроков, с которыми Трудовой Кодекс связывает прекращение трудовых прав и обязанностей, ст. 194 ГК РФ где определен порядок совершения действий в последний день срока и судебной практики, изложенной в Определении Верховного Суда РФ № 78-КГ12-10 от 10.08.2012 г. где указано, что право на отзыв заявления за мной сохранялось до 24 час. 00 мин. 04.07.2016 г., стали измерять течение сроков периодом рабочего времени работодателя и повторно обвинили меня в злоупотреблении правом.

Приказ об увольнении был издан на основании копии моего заявления полученной по электронной почте, от неустановленного судом отправителя, что подтверждается материалами дела «мы увольняли его по заявлению из электронной почты» (л.д. 129), при этом из материалов дела следует (л.д. 108, 128, 129), что мое заявление уже было получено работодателем 01.07.2016 г. за 1.5 — 2 часа до момента его отправки. На 10 час. 00 мин. 04.07.2016 г., т.е. в день издания приказа об увольнении, работодатель знал о том, что я буду отзывать свое заявление об увольнении (л.д. 129), но получив мой отзыв заявления об увольнении и имя время и законные основания, не отменил приказ о моем увольнении. Данные факты судами были оставлены без внимания, а ходатайство об установлении отправителя (и возможного исправителя) моего заявления об увольнении, судом первой инстанции необоснованно не было принято.

06.07.2016 г. придя в офис работодателя, я был возмущен фактом подделки моего заявления, низостью поступка и недостойным поведением человека, подделавшего дату увольнения и самостоятельно, еще раз исправил дату с 04.07.2016 г. на 01.07.2016 г. (как было изначально), о чем был составлен соответствующий Акт и мной была написана объяснительная записка по этому поводу. Я заявил, что в связи с тем, что работодателем был получен мой отзыв заявления об увольнении, направленный в установленные сроки и надлежащим образом, я не согласен с приказом о моем увольнении и на настоящий момент он уже не имеет юридической силы, после чего расписался в ознакомлении с приказом (моя подпись в приказе никак не означает согласие с ним!) и получил трудовую книжку на руки т.к. иначе она была бы мне направлена по почте. Решив выяснить кто и когда подделал мое заявления, я включил программу записи телефонных звонков на своем телефоне и позвонил на служебный телефон сотруднику службы безопасности – Днепровой Г.О. в присутствии которой я писал заявление об увольнении. В телефонном разговоре она подтвердила, что в моем заявлении об увольнении была указана дата 01.07.2016 г. и высказала свое несогласие и возмущение связанное с подделкой заявления, однако, в последствии придя на судебное заседание в качестве свидетеля и дав подписку об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, она заявила, что ей ничего не известно об исправлении даты в моем заявлении. По данному факту я заказал независимую фоноскопическую экспертизу записанного данного телефонного разговора, получил от оператора связи распечатку телефонных звонков, которая подтверждает факт совершения данного телефонного разговора и трижды подавал ходатайство о приобщении данных доказательств к материалам дела в суде первой инстанции, но судья Самойлова И.С. необоснованно отнесла их к недопустимым доказательствам, при этом она сумела «достоверно» определить дату увольнения 04.07.2016 г. основываясь на показаниях свидетелей, которые заявили, что не помнят что именно было написано в заявлении, не присутствовали при написании мной заявления об увольнении и не были очевидцами данного события. Доказательства лжесвидетельтсва Днепровой Г.О. к были приобщены к материалам дела в апелляционной инстанции Московского городского суда (л.д. 164-165, 171-172), при этом «достоверность» определения даты увольнения судьей Самойловой И.С., осталась без внимания. По факту дачи заведомо ложных показаний в суде Днепровой Г.О. я подал заявление (КУСП №31173/31565 от 07.12.2016 г.) о возбуждении уголовного дела и привлечении ее к уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ.

В суде первой инстанции, на судебном заседании 11.08.2016 г. Представителем Ответчика Ожигиным Г.Г. в качестве оригинала моего заявления об увольнении был предъявлен документ без внесенного мной в него исправления, чего просто не может быть т.к. оригинал заявления я исправил 06.07.2016 г., что подтверждается показаниями свидетелей (л.д. 127, л.д. 131), Актом №1 (л.д. 77) и Объяснительной запиской (л.д. 78), но судом это было оставлено без внимания. По факту предъявления заведомо подложного документа я подал заявление (КУСП № 822 от 11.02.2017 г.) в ОМВД Кунцево г. Москвы о возбуждении уголовного дела и привлечении Ожигина Г.Г. к уголовной ответственности по п.1 ст. 303 УК РФ (Фальсификация доказательств по гражданскому делу лицом, участвующим в деле, или его представителем), п.3 ст. 327 УК РФ (Использование заведомо подложного документа) Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств. Предъявленный суду документ судьей Самойловой И.С. почему-то не был приобщен к материалам дела, и он не был тождественнен документу, который имеется в материалах дела и суд апелляционной инстанции также не обратил на это внимание.

Судами не был также принят во внимание отказ от дачи показаний в суде руководителем проекта «Доманик» — Ставинским П.В. по обстоятельствам, имеющим важное значение для разрешения дела. Перед началом судебного заседания состоявшегося 18.09.2016 г., Ставинский П.В. был надлежащим образом предупрежден об уголовной ответственности, предусмотренной ст. 308 УК РФ за отказ или уклонение от дачи показаний в суде, но несмотря на это, он в ходе судебного заседания отказался от дачи показаний по факту принуждения меня к выполнению работы, не обусловленной моим трудовым договором и должностной инструкцией. Поданному факту я подал заявление (КСУП № 31566 от 12.12.2016 г.) в ОМВД России по району Кунцево г. Москвы с заявлением о возбуждении уголовного дела по ст. 308 УК РФ и привлечении к уголовной ответственности Ставинского П.В. за отказ от дачи показаний в суде.

По всем моим заявлениям в ОМВД России по району Кунцево г. Москвы я в январе 2017 г. получил необоснованный отказ в возбуждении уголовного дела, который в порядке ст.125 УПК РФ обжаловал в Кунцевском районном суде г. Москвы в феврале 2017 г. где было вынесено Постановление о прекращении судебного производства по моим жалобам в связи с тем, что прокурор попросил прекратить производство по жалобам т.к. Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по моим заявлениям уже было отменено Заместителем Кунцевского межрайонного прокурора и материал направлен на дополнительную проверку, где планируется проведение комплекса мер по проверке доводов, содержащихся в заявлении.
Проверка доводов, содержащихся в моих заявлениях, несмотря на достаточные данные, дающие основание подозревать указанных лиц в совершении преступления и согласно Определению Конституционного Суда РФ от 05.02.2009 N 249-О-О позволяющие вынести Постановление в возбуждении уголовного дела, не привела к возбуждению уголовного дела и 26.03.2017 г. (в воскресенье, в выходной день?) было вынесено очередное необоснованное Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Данное Постановление было мне отправлено почтовым отправлением 19.04.2017 г. (через 24 дня после даты вынесения!), которое я получил 04.05.2017 г., где указывалось, что Ставинский П.В., Днепррова Г.О. и Ожигин Г.Г. отказались без официальной повестки явиться к участковому уполномоченному отдела МВД России по району Кунцево г. Москвы лейтенанту полиции Ветрову П.П. для дачи письменных объяснений. Указанные лица также не явились в участковый пункт полиции по месту жительства для дачи письменных объяснений. На момент окончания проверки ответы на отдельные поручения об их опросе не поступили, что указывает на незаконность и необоснованность вынесения Постановления об отказе в возбуждении уголовного дела.

Днепрова Г.О., Ставинский П.В. и Ожигин Г.Г., согласно моим заявлениям, могут быть признаны подозреваемыми в совершении преступлений по ст. 307, 308, 303 УК РФ и 327 УК РФ, но если нет Постановления о возбуждении уголовного дела, то их неявка для дачи письменных объяснений по материалам КУСП не влечет для них никакой ответственности, поскольку при проведении проверки КУСП никакие следственные действия кроме осмотра места происшествия не могут проводиться и повестку сотрудники полиции не имеют права выписывать. Также, согласно ФЗ «О полиции» от 07.02.2011 N 3-ФЗ указанные лица не обязаны являться по данному вызову и в законе не определены последствия их неявки.

Таким образом наблюдается чем-то обусловленное явное нежелание компетентных органов возбуждать уголовное дело в отношении указанных лиц — ОМВД России по району Кунцево г. Москвы выносит Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, межрайонная Кунцевская Прокуратура его отменяет, а Кунцевский районный суд направляет на новое рассмотрение (на проверку доводов, содержащихся в заявлении) т.е. имеет место быть, так называемое узаконенное бездействие — «закольцевание», что может многократно повторяться, вплоть до истечения срока давности по совершенным противоправным деяниям. 10.05.2017 г. я подал в Кунцевский районный суд очередную жалобу на Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 26.03.2017 г. в порядке ст. 125 УПК РФ.

Особо хочу отметить как происходило рассмотрение моей апелляционной жалобы в Московском городском суде.

Апелляционную жалобу я подал 17.10.2016 г. и она была рассмотрена только 02.03.2017 г. судебной коллегией по гражданским делам Московского городского суда в составе председательствующего судьи Владимировой Н.Ю., судьей Пильгановой В.М., Лобовой Л.В., с участием прокурора Левенко С.В., где в судебном заседании Ответчик заявил ходатайство о приобщении к материалам дела возражения на апелляционную жалобу датированные 28.02.2017 г. (т.е. за 2 дня до судебного заседания), после чего составом суда было принято решение отложить слушание дела для дополнительного изучения документов на 22 марта 2017 г. на 12 час. 10 мин.

22 марта 2017 г. заблаговременно прибыв в апелляционную инстанцию Московского городского суда я увидел, что мое дело повторно должно рассматриваться прежним составом суда и согласно списку очередности рассмотрения судебных дел, примерно с часовой задержкой от назначенного времени. Однако, точно в назначенное время меня по селекторной связи вызвали в отдельный зал судебных заседаний, в котором ранее (в период моего присутствия в здании суда) не проводились никакие судебные заседания и на двери зала не имелось никаких списков очередности.
В специально подготовленном для меня зале заседаний, уже был другой состав суда в составе председательствующего судьи Климовой С.В., судьей Дегтеревой О.В. и Нестеровой Е.Б. с участием прокурора Ларионовой О.Г., который вынес решение об отказе в удовлетворении моих исковых требований. В процессе судебного заседания, своем заключительном слове прокурор Ларионова О.Г. указала, что я не сообщил работодателю о своем намерении отозвать свое заявление об увольнении, что противоречит материалам дела т.к. в день издания приказа об увольнении отдел кадров работодателя знал, что я буду отзывать свое заявление об увольнении (л.д.129) и почему-то ссылаясь на недостоверные доказательства свидетелей («не помню», «не видела», «не присутствовали» л.д. 107, 108, 110, 86) заявила, что суд «четко» установил, что в моем заявлении была указана дата увольнения – 04.07.2016 г. не обратив внимание, что предъявленные мной доказательства обратного просто необоснованно не были приняты судом тем самым лишив меня права доказывать в суде свою правоту. Также непонятна ее убежденность в том, что я имел возможность сообщить работодателю о своем намерении отозвать заявление об увольнении по электронной почте и игнорирование того, что судом данное обстоятельство судом никак не проверялось. У меня дома вообще может не быть никакой компьютерной техники и каналов связи, работодатель меня никаким оборудованием не обеспечивал и я, находясь на больничном, вообще не обязан был отправлять какие-либо электронные письма работодателю и мог ограничиться только телефонным звонком. По мнению прокурора Ларионовой О.Г. оснований для отмены решения суда мной не приведено и в моем деле нет никаких нарушений норм материального и процессуального права с чем я категорически не согласен т.к. данные выводы основаны лишь на домыслах и предположениях (как в гос. департаменте США и в программе «Битва экстрасенсов»)

У меня сложилось подозрение, что направление Ответчиком за два дня до судебного заседания (28.02.2017 г.) возражений на мою апелляционную жалобу было непосредственно связано с заменой состава суда и принятием заранее согласованного решения не в мою пользу т.к. иначе зачем было меня «выдергивать» из общей очереди к прежнему составу суда и выделять специально для меня отдельный зал судебных заседаний? Возможно у судьи Владимировой Н.Ю. было другое мнение по моему делу.

Считаю, что выводы суда, изложенные в судебном решении, не основаны на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании представленных сторонами доказательств. Выводы суда не законны, не обоснованы и не подтверждаются доказательствами, исследованными в судебном заседании. В мотивировочной части судебного постановления не отражены мотивы, по которым на одних доказательствах были основаны выводы суда, а другие доказательства отвергнуты. В мотивировочной части судебных решений не указаны доводы, по которым суд отвергает доказательства моей правоты. Суды первой и апелляционной инстанции не дали надлежащей правовой оценки собранным и исследованным в судебном заседании доказательствам, подтверждающими факт нарушения моего права на отзыв заявления об увольнении по собственному желанию, не привели нормативного обоснования в чем выразилось злоупотребление правом с моей стороны и постановили решение, не отвечающим нормам материального и процессуального права, что указывает на отсутствие независимого и непредвзятого правосудия.

Пока, несмотря на свою явную правоту, подтверждаемую материалами дела, я не нахожу справедливого и законного решения в судах и встречаю явное нежелание сотрудников полиции привлекать к ответственности работников ПАО «Роснефть» совершивших противоправные деяния. Пока получается, как у Лени Голубкова – «куда ни кинь, всюду клин» и не так как в фильме «Брат-2» где прав не тот, у кого больше денег, а тот, за кем правда.

Исходя из изложенного, по моему мнению, можно сделать вывод, что какая-то мощная сила, обладающая властью и ресурсами, имеет влияние на судебные и правоохранительные органы вынуждая их принимать решения не в мою пользу несмотря на мою явную правоту и что, по всей видимости, существует некий «профессор Мориарти», который управляет данным процессом, но разве, что не ставит монограмму в виде скрещенных шпаг на судебных и отказных решениях.

У меня сложилось ощущение, что все структуры от которых зависит справедливое и законное решение, увидев, что я сужусь с ПАО «Роснефть» сразу вспоминают масштабы бизнеса компании, кто там руководитель и с кем он дружит, начинают думать об угрозах и возможностях, а не о торжестве закона, даже несмотря на то, что этот руководитель может и не знать о данном судебном споре, хотя он лично курирует совместный проект «Доманик».

Все инстанции куда я обращался за помощью, к моему сожалению, сообщают мне, что все законно и нет никаких нарушений или что это не наше дело.

Остается вопрос – За что это мне все и что мне мое родное государство, в виде судебно-правоохранительных органов хочет мне доказать? То, что я, в угоду чьим-то конкретным интересам, должен, образно говоря, иностранным гражданам «ботинки чистить» и это только лишь потому что они иностранцы, и что у руководства проекта «Доманик» к ним почему-то некое особое отношение (как мне сказали в одной из «бесед» в главном управлении ПАО «Роснефть»).

Представьте себе ситуацию, когда Вас приглашают в иностранную компанию в качестве эксперта, а затем говорят, что в связи с тем, что мы тут не заключили договор на уборку офиса, дают Вам ведро и тряпку и говорят, что Вы будете здесь полы мыть (или наймите кого-нибудь за свои деньги). Затем, после того как Вы отказываетесь это делать, Вас вызывает Ваше российское руководство и говорит, что Вы плохо себя ведете, «не понимаете задач проекта», а затем, вместо того, чтобы сказать им, как наш Президент – «Да вы, что там, с ума что ли все посходили!» (неужели это только один человек в России может сделать?) и встать на Вашу защиту, по сути сдают Вас и вынуждают Вас уволиться «по-хорошему», подделывают документы, не принимают Ваш отзыв заявления об увольнении и делает все, чтобы Вы не смогли доказать свою правоту.

Полагаю, что изложенные мной факты (умышленные деяния) можно отнести к правонарушениям, которые обладают коррупционными признаками:

• злоупотребление должностными полномочиями;
• служебный подлог и внесение заведомо ложных сведений;
• мошенничество с использованием своих служебных полномочий;
• халатность;

с наиболее часто встречающимися формами коррупции:

• Фальсификация и подделка;
• Искажение правосудия;
• Подтасовка улик;

Прошу оказать помощь и содействие в восстановлении справедливости.

.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *