Прошу дать санкцию консулу РФ в Перу

  

Здравствуйте, уважаемый Сергей Викторович!
Меня зовут Марина Жемчугова, я технический переводчик, мне 40 лет, в данный момент нахожусь в Перу, в городе Трухильо. Я нахожусь в Перу уже больше года (с перерывами), не только потому, что хочу выучить аймарский, и не только потому, что это прелестная страна, но и в связи с особыми обстоятельствами. В 2009м году, бесцеремонно вмешавшись в чисто семейный (и квартирный) конфликт, меня похитила астраханская психбольница, как я понимаю, по чисто политическим мотивам. Согласно своим привычками и неведомым мне внутренним инструкциям, эти люди сочли меня политически опасной и наделенной ярким протестным потенциалом, похитили по результатам часового разговора, подвергли пыткам (привязыванию), накачали психотропными препаратами, повреждающими мозг и печень, оскорбили заявлением, что я сумасшедшая, пообещали, что я никогда не выйду, морили голодом. В августе 2009 я покинула психушку, куда меня увезли без решения суда и без каких либо видимых причин, часа через три, но после этого началась полугодовая облава, во время которой, как мне известно через некоторых влиятельных знакомых, меня незаконно объявляли в федеральный розыск, и в феврале 2010 меня-таки изловили, снова увезли без решения суда, и тогда-то и произошло описанное выше: пытки, членовредительство и голод, запугивание. Суд был проведен задним числом следующим образом: меня особо накачали неизвестными мне препаратами, так что одеревенело тело и потекла слюна, в таком виде предъявили адвокату. Естественно, участвовать в процессе не повезли. Я, однако, даже в таком состоянии ухитрилась сказать адвокату, как обстоит дело, и что я под наркотиками, и он подал протест, но результата он не имел, так как все происходило, видимо, по давно отработанной в Астрахани схеме. Через два года меня чудом выпустили, опять же, без решения суда, потому что нашли реальную болезнь — гепатит Б, потому что моя мать раскаялась, в том, что интригами толкнула меня туда и потому, что она давала им взятки. Мне, однако, на прощание пригрозили, чтоб я обо всем молчала и чтоб больше «не ходила по судам», несмотря на то , что суд затеяли мои родители, которые сначала побоями и угрозами (притаскиванием на дом психиатра Дыгало, который старательно зазывал меня в свой офис, чтобы «помочь маме») выжили меня из дома в Подгорном, Красноярского края, а потом объявили, что я не плачу за эту квартиру, где они не дали мне безопасно жить. Я обсуждала в Интернете свою ситуацию со знакомым, в частном порядке, чем нарушила данное мне предписание, и столкнулась с удивительным явлением: чтобы забрать меня в третий раз, естественно, без суда, была проведена форменная облава, по моим впечатлением — с участием аж Красноярского ФСБ. Стукач на сайте, где мы общались с моим другом, который и донёс на меня, предупредил меня о том же самом. Тогда я села на самолет и улетела в Перу. Причем столкнулась здесь примерно с такой же облавой, которую всячески стремлюсь зарегистрировать документально.
Вопрос в чем. Истекает срок моего загран паспорта. Я хотела бы его продлить, чтоб продолжить изучение аймарского. Это перспективный язык для совершенствования машинного перевода, он меня ничуть не разочаровал, и я, наверное, первый в России человек, который будет знать его. Дело это, кстати, непростое. Если я не смогу его продлить, мне, вероятно, придется просить убежища в какой-то стране, так как, я считаю, что когда жертва подобного поклепа не имеет ни малейшего шанса доказать обратное притом, что никаких фактов авантюрного психиатрического поведения с моей стороны никогда не наблюдалось, и не далее, как в том же 2009 м году в той же Астрахани я получила водительские права, и главный криминал, как я поняла, состоит в том, что я верующая, готова брать свою судьбу в свои руки и прирожденный правдоискатель и правозащитник, к тому же, действительно, с огромным протестным потенциалом, (проще говоря, инноватор) — я считаю, когда все это так, то подобное «лечение» является не больше, чем политическим преследованием, которому я подверглась в России. Поскольку все консульские работники — сотрудники ФСБ, как следует из логики и утверждения писателя Фельштинского, и поскольку подобная программа психиатрического оздоровления нации могла зародится только в ФСБ-шных мозгах, то я заранее решила, что я посольство — ни ногой, о чем и сообщила консулу Крахотину А. О. Он вроде вначале заявлял, что неразрешимых ситуаций нет, найдём, как вам помочь, но потом стал обещать, что не сегодня-завтра я обязательно попаду в полицию или в больницу, он-де в этом уверен (немотивированно) и наотрез отказывается отвечать, чем его не устраивает Скайп и нотариус для верификации моей личности, чтоб я могла получить паспорт, не попадая с ним лично в одну комнату. 28 февраля я столкнулась с проникновением ко мне в номер человека, очень похожего на русского сотрудника ФСБ, с целью, которая слишком уж смахивает на подброс наркотиков, что укрепило меня в моих подозрениях, что консул как раз тот человек, который легко способен продать девушку — учитывая, что посольство занимается антинаркотической борьбой в плотном сотрудничестве с перуанскими властями, и учитывая, что мы знаем о сути этой борьбы в непосредственной близости от Колумбии по книгам А. Литвиненко. В. Переверзин пишет, что сидел с бизнесменом, которого сотрудники ГРУ похитили из Эквадора. Всю шпионскую возню, которую я наблюдаю вокруг себя, долго описывать. Достаточно того, что этого человека видели еще двое, и случай показался достаточно убедительным офицеру туристической полиции, чтоб его зарегистрировать.
Учитывая эти особые обстоятельства (которые я еще много чем могу подтвердить), риск похищения меня, я прошу вас дать консулу Крахотину санкцию на продление моего загранпаспорта в особом порядке, а именно, так, как я сама попрошу. Без личной встречи на территории посольства, с помощью нотариуса, Скайпа для всяческой верификации моей личности. Технический прогресс позволяет это сегодня. Я хотела бы получить паспорт по почте, причем могу показать его через Скайп, что он именно у меня, чтоб никто не переживал, и вообще готова всячески идти навстречу — но только чтоб не сталкиваться с работниками посольства физически, дабы у них не было меня соблазна похитить. Вы не поверите, но просить убежища мне сейчас не с руки, я не доучила аймарский язык.
Рассчитываю на ваше чувство юмора и на понимание,
С уважением, Марина Жемчугова
vegainterface@gmail.com, momegua@yandex.ru, marina_1987_00 -это скайп. Подробности своего дела я освещают в блоге antigravidy07.livejournal.com
И да, боюсь именно эти события действительно превратили меня в борца с нацистской (карательной) психиатрией, как тоталитарных пережитком

.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *